Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:01 

Перед новым годом.

Стефана
Все шло не так, как я запланировала.
Праздник в классе провалился из-за того, что нас всех попросту выгнали из кабинета, сказав, что бы мы валили из школы (хотя я договаривалась с нашей директрисой о том, что мы в этом кабинете будем проводить праздник). Мы решили подождать начала общешкольной дискотеки и все уселись на первом этаже, обсуждая все, что произошло.
Через 40 минут ожиданий становится ясно, что дискотеку решили провести среди классов 5-8, а не 8-11. Нам как-то ну совсем не улыбалось праздновать новый год с мелкими, но...
- Вы никуда не пойдете! Деньги я уже сдала! Ясно вам?
Завопила наша классная руководительница, а по совместительству школомучительница с выездом на дом. Ее ненавидят все, кроме нашей отличницы Дианы Коревой.
Пол класса вышли в наглую, прорвав оборону охранявших раздевалку учителей, и свалили на улицу. Но другой половине, среди которых была я, пришлось остаться. Скрипя зубами, мы слонялись по школе, обдумывая план побега из этой тюрьмы, но любой план проваливался на первой же стадии: взять куртки.
Началась дискотека. Толпа орущих, ничего не соображающих жирдяев одобрительно загудела и они начали танцевать, сотрясая стены школы, которая для всего 8 "а" класса стала тюрьмой.
Толпа из 14 человек слонялась от стены к стене, пытаясь поймать прохладу, укрыться от душераздирающей музыки и воплей, которые раздавались из холла.
Среди учителей, которые охраняли раздевалку, я увидела знакомое лицо. Татьяна Николаевна! Наша всеми любимая учительница истории. Совсем еще молодая, но она прирожденный педагог, талантливый историк и просто замечательная женщина. Собрав остатки смелости, я подхожу к ней и объясняю ситуацию. Она хмурится, от чего ее тонкие брови низко опускаются к голубым глазам и задумчиво кивает. Проходит несколько минут, все стоят в ожидании чуда и только я мысленно обдумываю, как мы будем оправдывать завтра за то, что уходим без разрешения. Учительница ободряюще подмигивает мне и сделав три шага назад резким движением распахивает дверь раздевалки, заставив остальных учителей расступиться.
- Быстро!
Командует она. Мы хватаем куртки и уносимся прочь. Я даже не успела ее поблагодарить. Оборачиваюсь назад, а она улыбается, и кивает, словно все по взгляду поняла.

—"—

У меня каким-то образом в руках оказывается сумка с теплыми вещами. Моими теплыми вещами, в которые я планировала переодеться после дискотеки.
- Одевайся быстрее, замерзнешь ведь
Бросает Антон, накидывая на меня мою куртку и подталкивая к подъезду, где все наши девочки стали переодеваться из платьев и юбок в джинсы и теплые штаны. Мальчики неуверенно стоят в стороне не поворачивая головы, но на их лицах нет и тени смущения. Они лишь настороженно осматриваются по сторонам, вслушиваясь, не идет ли кто.
Час уже довольно поздний, начало шестого. Как раз начинает темнеть. Я плохо ориентируюсь в полумраке, который стоит в теплом подъезде, по этому когда начинаю одевать теплые сапоги вместо балеток, в которых я выскочила на улицу, меня кто-то заботливо поддерживает. Джинсы я уже натянула, сапоги на мне. Теперь мне тепло, но нужно снять платье и одеть свитер.
- Что бы ты без меня делала, Губина?
Спрашивает Антон и закрывает меня своей курткой, которая намного шире моей. он целомудренно отворачивается и натягивает шапку на глаза. Несколько секунд я неуверенно переминаюсь с ноги на ногу, но все же прихожу к выводу, что мне жалко убивать столь красивое платье и я быстро стягиваю его через голову. Надев свитер, выглядываю из-за куртки Антона, словно из домика. На меня оборачиваются некоторые девочки и хихикают. Антон снимает шапку и натягивает ее мне на голову.
- Молодец. Не прошло и пяти лет, как ты оделась.
Недовольная. но в тоже время счастливая, я чмокаю его в щеку и вижу, как он краснеет. Испустив нервный смешок, парень качает головой и надевает куртку. Я беру свою, стягиваю его шапку, надеваю свою. Шапку отдаю ему. Наскоро сложив платье в сумку вместе с балетками, выбегаю из подъезда, где уже больше половины наших стоит и что-то обсуждает.
- Ну, что делать будем?
Спаиваю я подходя к ним. Каждый считает своим долгом посмотреть на меня недоуменным взглядом и произнести:
- Я думал(а) ты уже решила!
Немного раскинув мозгами предлагаю всем идти на набережную.

—"—

- На набережной было тихо и спокойно. В такое время тут мало кто бывает. Фонари не горят, слышится легкий плеск воды, которая почти не замерзает всю зиму. Птицы летают, собаки иногда лают. Воздух разрывает пронзительный крик. Чей это крик мне остается только догадываться по исчезающей черной куртке в куче снега...
- Придурки!
Кричу я мальчикам, которые пытаются вытащить мою одноклассницу из снега. Нельзя сказать, что я была на них зла, нет. Просто я испугалась. Отряхнув Юлю, осторожно ставим ее на ноги. Она смеется и кидает в меня увесистый снежок. Я отшатываюсь в сторону и несколько секунд все молча смотрит на меня. Я взрываюсь от хохота и согнувшись пополам от смеха, пытаюсь устоять на ногах, которые разъезжаются в разные стороны на скользкой дорожке. Но, видимо, мой смех на столько истерический, что ко мне подходит Антон и вопросительно заглядывает в лицо, когда я поднимаю глаза. Вместо ответа я кидаю в него снежок и тут начинается война. Отовсюду летят снежки, раздается визг, смех мат, угрозы сбросить в Волгу. Я пытаюсь удрать за столб, что бы получить временную передышку и хотя бы понять в кого стрелять (Да, все это время я кидала наугад), но понимаю что что-то с силой врезается мне в ноги и я уже не бегу, а лечу в столб. Каким-то невиданным чудом я замираю в нескольких сантиметрах фонаря. От внезапно налетевшего на меня чувства спокойствия я закрываю глаза и кое-как удерживаюсь от того, что бы не свернуться на снегу в клубочек и заснуть.
- Живаааяяя?
Раздается слегка хрипловатый голос... Сережи. Нет, ну кого я только не ожидала услышать, но только не его. Поворачиваюсь в его сторону и понимаю, что он слишком близко к моему лицу. Прыскаю от смеха и пытаюсь шутливо ударить его кулаком в грудь. Сережа болезненно морщится и утирает кровь с щеки. Я дергаюсь в сторону от него и замечаю проволоку, которая торчит из снега. Вся щека светловолосого мальчика исполосована этой штукой. Моя рука невольна тянется к его щеке, холодные пальцы стряхивают красный снег с горячего лица.
- Больно?
Парень задрожал всем телом и зажмурился:
- Нет, приятно, блин.
Я хмурюсь и выдернув из снега проволоку, отбрасываю ее за свою спину. Когда мои джинсы начинают намокать от снега, я понимаю, что встать все же стоит. Я осторожно встаю на колени и вижу сидящего рядом с собой на корточках Антона. У меня слишком сильно кружится голова, что бы вникать почему он выглядит расстроенным. Встав на четвереньки, прошу его поднять меня, но вместо этого меня забрасывают на плечо и несут до ближайшей лавочки.
Я тяну руку к Сереже, пытаясь сообщить ему, что еще вернусь, но голова так кружится а мир пляшет перед глазами, что я не могу сказать не слова. Лишь крепче сжимаю зубы, что бы не выпустить весь обед наружу. Меня сажают на скамейку и прикладывают к щеке снег. Я пытаюсь понять, что же случилось. Антон тихо спрашивает, что болит, Сережа уже встал на колени и пытается встать дальше, но у него плохо получается. Видимо, сильно ударился когда падал.
- А что произошло?
Тупо уставившись на свои варежки, спрашиваю я. Оказывается, у мужчины, который неподалеку с поводка сорвалась собака. Обычная такса, которая хотела поиграть. Она сбила меня с ног достаточно легко, тк ноги сами разъезжались на скользкой поверхности. Антон и сережа как только увидели, что я лечу в столб, бросились на помощь, но только у Сереги получилось прыгнуть так. что бы сбить меня с намеченной траектории. Я осторожно качаю головой. К концу рассказа Антона, он уже подходит к нашей скамейке и говорит:
- Не смотри на меня таким потерянным взглядом, не пугай остальных.
В голосе слышу улыбку, но на лице красный след. Мне приходится сделать усилие над собой, что бы улыбнуться ему и помахать Янке рукой(моя лучшая подруга), которая вопросительно смотрит в нашу сторону. Как ни странно, никто из тех, кто пришел с нами на набережную, даже и не смотрит сюда. Перестрелка снежками в самом разгаре. Я спускаю ноги с лавочки и собираюсь идти. Меня останавливает рука Сережи, который жестом просит Антона уступить ему место рядом со мной. Я хмуро смотрю Антону в лицо, но тот лишь улыбается и пожимает плечами. Сережа садится рядом и просит не уходить, пока у него не перестанет кружиться голова от "полета".

—"—

- Вы дибилы!? Какого хера вы идете в белый дом?! Адреналина не хватает?!
Мой голос срывается на визг и все заливаются дружным хохотом, я и сама смеюсь, но чувство необъяснимого страха не отступает все равно.
- Да все нормально, пошли с нами Поль. Янка идет, все девчонки идет, не бойся...
Успокаивающий голос Сережи звучит снова рядом с моим ухом. Я немного успокаиваюсь, но зловещий вид заброшенного здания приводит в ужас. Там почти ничего не видно, а еще из прогулки по нему летом я уясняю, что там куча дыр и штырей, которые так и ждут неаккуратных подростков, что бы вонзиться поглубже. Перед глазами страшная картина всплывает вновь и вновь, как-то два года назад я чуть не потерялась там, хотя было совсем светло. В Белом доме куча тайных комнат, лестниц ведущих в никуда...
- Нет, нет, нет... Я не пойду...
После нескольких минут непрерывного крика мой голос охрип и стал тихим и неуверенным. Антон стоит уже на лестнице, которая ведет на второй этаж беляка.
- Блять, может ты все таки соизволишь зайти сюда? Ты тормозишь всех!
Грубая реплика, вырвавшаяся из его рта заставляет меня сжать кулаки еще сильнее и стиснуть зубы.
- Я никого не торможу, вы сами не хотите меня тут оставлять.
- Мы же беспокоимся, - хмурясь говорит мне Сережа. Я издаю странный звук, похожий не то на рычание, не то на вздох и, взмахнув руками, ухожу прочь от белого дома. Мне в спину кто-то кричит, просит вернуться. Я иду вперед, смотря вперед и вижу только темноту. В внутри поднимается волна страха. Никогда я еще не ходила по такой темени одна...
Чья-то рука опускается мне на плечо и я испуганно вскрикиваю. Обернувшись, вижу силуэт Сережи и облегченно вздыхаю, но поздно. На глазах уже наворачиваются слезы. Почему? Не знаю.
- Нуу, не реви, Полька, - Улыбается он и я вытираю слезы тыльной стороной ладони. - Он не хотел, правда. Просто его раздражает, когда тебя слушают больше, чем его.
Я хмыкаю и скрещиваю руки на груди.
- Да броось... Пойдешь на ручки?
- Нет!
- Сам возьму!
Не успеваю я оттолкнуть его, как уже оказываюсь на его плече и со всей дури колочу его руками по спине.

—"—

- Я сейчас тебя уроню, дубина! - Смеясь кричит мне Серега и я на мгновения затихаю, словно боясь, что он меня действительно уронит.

@темы: записюльки :D, личное

URL
   

Уютный полумрак твоей души

главная